Купорос  [Боец]

http://2510.4bb.ru/img/avatars/000a/f5/e4/96-1323375336.jpg

- Чарли Бекер, 2480, ноябрь, 09, 30 лет. Купорос – прозвище. Настоящие имя и фамилию скрывает.
- Новая Римская Империя, Италийская префектура, Новый Рим.
- Проживает в Новом Риме, пятый ном.
- Изгой.
-  В прошлом гладиатор, свежевал «клиентов» под заказ, теперь работает на Рино Скарлатти, являясь его правой рукой.
- Отец - Дэвид Бекер, 57 лет, механик; мать – Элизабет Бекер, 54 года, домохозяйка.
- Холост, детей нет.
- Служил в воздушно-десантных войсках Нового Рима.
- Наличие частной собственности и капиталовложений не определено.
- Те, кто видели Купороса во время боев в пятом номе, говорят, что он гигантского роста. У страха глаза велики. Без восьми сантиметров два метра, не так уж много. Телосложение атлетическое, есть на что посмотреть. Способен скрутить в бараний рог и свернуть шею в два счета. Не обошлось без доработок, но сам Купорос об этом не распространяется. Белокожий, русые волосы, голубые глаза. В прошлом имел на лице и теле многочисленные следы от ожогов, за которые и получил свое прозвище.
- Хорошо стреляет и владеет холодным оружием. Способен убивать как голыми руками, так и при помощи всевозможных подручных средств.
- Не курит, предпочитает качественное питание и алкоголь. Пьет мало, не употребляет наркотические вещества. При общении избегает тактильных контактов, старается держаться в стороне от людей. Слишком замкнут, при острой необходимости разговор ведет на уровне «да» или «нет», может проигнорировать вопрос или обращение. Все попытки более близкого знакомства сводит на нет. Садистические потребности удовлетворяет во время поединков и выполнением «работы». Коллекционирует личные вещи жертв. С удовольствием читает комиксы.
-  В борделях пятого нома уже почти не удивляются тому, что он просто смотрит и молчит.
- Для человека, который помнит свою жизнь похожей на лоскутное одеяло, события перестают имеет такое значение, как для прочих людей. Ему казалось, что он всегда был таким. А то, что приснилось можно утилизировать, как мусор.
Это было декабрьским вечером, в 2506 году. Когда Купорос впервые вышел на арену пятого нома, то услышал смех. В тот вечер на него никто не ставил, но он выиграл три боя подряд, умудрившись остаться на ногах.
Его крышу тогда звали Тони. Малыш Тони, если уж точно. Купорос приходил. Тони договаривался. Любители пожесче платили от души. Купорос забирал мало. Всегда так было.  Противников калечил так, что на арену они больше не возвращались, как будто этому человеку нравилось то, что он творил. Так и было. Несколько раз его пытались поймать. Купорос уходил переулками, как сквозь землю проваливался. Говорили, что он режет шлюх, но это было неправдой. Ни женщины, ни ребенка Купорос никогда бы не обидел. Почему? На все есть свои причины.
Полтора года назад связался с пронырливым дельцом Скарлатти. Договор с владельцем подпольных клиник был простым. Скарлатти Купоросу – кое-какие навороты, новое лицо и путевку в лучшую жизнь, Купорос отрабатывает. На том и порешили. За это время Купорос не единожды доказал лояльность, его наниматель ни разу не жаловался.
Говорят, что в последнее время он не появляется на арене. Есть дела поважнее.
- Рино Скарлатти, Алексис Роше, Изабелла Роше, Ася Игла, Маргарита д'Альбре. 

Бурая грязь под ногтями никак не хотела отмываться, но ее надо было отмыть. Потому что если не отмывать грязь, она пристанет к тебе навсегда. А еще грязь может не понравиться человеку в белом костюме. Больших людей надо уважать. Тем более, если они приятно пахнут и лояльны к таким, как ты.
Купорос остервенело тер пальцы щеткой. Кусал губы, кривясь в усмешке, и вспоминал, что было за два часа до этого.
Песок колол колени. Он наконец-то завалил Фреда, и теперь все зависело от того, кто протянет дольше в этом дурацком спектакле.
Фред был дюжим малым, но уступал в весе. Накрепко вцепился в горло, и Купорос тогда хрипел от удушья, выдавливая ему глаза.
За железной сеткой, отгораживающей людей от зверья на арене, орали: «Добей». Они всегда просили этого, как будто чья-то смерть могла сделать их мир лучше, чем он есть на самом деле.  Их женщины ярко пахли истерическим возбуждением. Все они были ничем не чище его. Такие же голодные и жадные, но слишком брезгливые для того, чтобы делать это своими руками. Глаза в прорезях схематичной маски, отдаленно напоминающей череп, сузились. Под большими пальцами брызнули кровь и белок. Фред сипло вздохнул и глухо завыл, задыхаясь от боли. Люди за сеткой взревели от восторга.
Он знал, что им нужно. То, что нужно ему. Выплеснуть ярость, не дающую покоя и выдавить очередной нарыв.
Купорос снял с набедренного широкого ремня тесак, чтобы отрезать противнику ухо, а потом поднялся на ноги, вскидывая руку над головой. Без победных криков, как обычно молча. Пусть они сами кричат.
Тяжело вздымалась грудь. Лицо под маской вспотело. Он посмотрел под ноги. Грязь была повсюду – под ногами, под ногтями и в нем самом одна и та же грязь. Фреда необходимо было добить. Хотя бы из уважения.
Вновь опустившись на колени, Купорос аккуратно придержал противника под затылок и резко дернул вбок.