Кайс аль-Маджид [Телохранитель]

http://2510.4bb.ru/img/avatars/000a/f5/e4/135-1290201601.jpg

-  Кайс аль-Маджид
-  2473. 12. 18.  37 лет
- Великий Халифат, Анкара
- Новая Римская Империя, Новый Рим, Италийская  префектура, II ном.
- Подданный Великого Халифата
- Капитан запаса пехотных войск
- Личный телохранитель Шадии бин Анвар
- Отец – Махмуд аль- Маджид, 62 года, хирург , жив. Мать -  Элиза аль- Маджид, умерла в возрасте 60 лет. Сестра – Джумана аль- Хабиби, 28 лет, жива. Племянники – Навид (11 лет), Элиза (2 года)
- Холост
- Частная собственность: просторные апартаменты в  Анкаре, счет в банке, личный хоппер.

- Рост 182 см, спортивное телосложение. Волосы темные, короткие. Глаза темно-серые. Брови широкие, темные. Кожа достаточно светлая. Короткая бородка, скорее напоминающая вовремя не побритую щетину.
Кибернетические имплантанты, улучшающие силу и  быстроту реакции, нанотехнологии, ускоряющие регенерацию тканей, препятствующие потере крови. Расширенный спектр зрения, усиленный слух и обоняние, искусственный амбидекстр.  Замедление процесса старения, кибернетическое устройство – средство связи.

- Фехтует, разбирается в оружии.  Предпочитает использовать лазерное. Навыки рукопашного боя. Ориентирование на местности. Управление хоппером и рейтером. Умеет ездить верхом, готовить простые блюда, складывает из бумаги различные фигурки.

- Кайсу очень подходит его имя, что значит «твердый».  Он тверд в своих убеждениях, чрезвычайно упрям и также чрезвычайно ответственен. Характер общительный, не злопамятен, но предательства не прощает. Вернуть раз потерянное доверие и уважение просто невозможно. Четко разделяет личное и общественное. Досуг и работу. Любит детей, с удовольствием проводит то немногое количество свободного времени, гостя у сестры и возясь с племянниками.  Переживает все глубоко внутри себя, внешне оставаясь спокойным и довольным жизнью. Сказать о своих трудностях и переживаниях может только исключительно близким людям (семье) и то, в самый последний момент. Тяжело признает свои ошибки.

- Бисексуален, предпочитает более молодых партнеров, чем он сам.

- Старший сын успешного хирурга из Анкары и художницы Эльзы в девичестве Бергман из Скандинавской префектуры. Мать добровольно приняла ислам, переехав в Халифат и всю оставшуюся жизнь была верной спутницей и помощницей мужу. Однако сам Махмуд не был фанатичен в вере. И детей воспитывал так, что принципы шариата являлись в первую очередь законом, определяющим поведение и нормы взаимодействия в обществе. Для старшего сына он видел карьеру врача, но Кайс с детства мечтал служить в армии, да  и честно сказать, все, чтобы было связано со спортом, получалось у него гораздо лучше, чем изучение наук. Поддавшись на уговоры мальчика, Махмуд отдал его в военную школу. Все праздники и каникулы Кайс проводил дома, в окружении любящей семьи. Но и жизнь, подчиненная дисциплине и расписанию, не тяготила его. Простой в общении, легкий на подъем, он завел себе много друзей и знакомых, учась и балуясь вместе с ними. Технические дисциплины также давались с трудом, но военная школа воспитала ответственность и усердие, так что где Кайс не мог сообразить, он брал зубрежкой и повторениями. Зато все, что было связано с ремеслом солдата, вызывало в нем восторг и желание знать и уметь больше. И никто не удивился, когда после школы, он продолжил обучение в академии. Юношеский максимализм требовал участия в военных действиях, а не протирания штанов в тылу. Хотя курсанты академии участвовали в различных учениях и пару раз даже в серьезных, совместно с войсками Империи, Кайс считал это все же несерьезным, потому что Настоящий воин должен проверятся в настоящем бою, а не в реалистичных, но все-таки учениях.
Поэтому, когда представилась возможность присоединится к гарнизону, расположенному в Индии, он согласился, к ужасу родных. Служба на границе с чужой страной, участие в настоящих, хотя и коротких, стычках с ханьцами, развеяли флёр над идеализированным образом воина. Кайс  понял, что это за работа. И уже не был уверен так, как раньше, что хочет посвятить этому жизнь. Но служил добросовестно, легко сходясь как со старшими по рангу, так и с подчиненными. Как раз связи наверху и пара-тройка случайно оброненных слов, привели Кайса к предложению, от которого он не смог отказаться. Старший сын эмира женился. И нужны были доверенные люди, чтобы охранять покой супруги. Он подходил по физическим и психологическим характеристикам. Пройдя все необходимые тесты и операции, связанные с модифицированием тела, он поступил на службу к Хасану ар-Рахим.  Точнее к его молодой жене. Далеко не сразу у них с Шадией установились доверительные отношения, больше подходящие хорошим друзьям.
Теперь, когда Хасан погиб, а Шадия вынуждена была выйти замуж за его брата, все изменилось. Кайс  знал, что последует за ней куда угодно. Даже в Новую Римскую Империю, если на то будет воля Аллаха (благодатен будь), в которого телохранитель не слишком-то верил.

- Любит Шадию бин Анвар, был дружен с Хасаном. Армейские друзья и знакомые в Халифате.

-Дядя Кайс, хочу коня! Коня хочу!- монотонно нудел Рад, раскачиваясь с пятки на носок в такт словам.
- Ыбу ха-атю! – вторил Рашид тонким голоском, но не менее занудно.
Кайс делал вид, что любуется  голубым небом, что отражалось в воде небольшого фонтана. Вода тихонько журчала, а между листьев кувшинок плавали ленивые золотые рыбки, едва шевеля плавниками. Ыбки, как говорил Рашид. В саду жара почти не чувствовалась. Шадия занималась своими любимыми розами, иногда бросая через плечо немного обеспокоенные взгляды. Вдруг дети все же перейдут грань дозволенного. Мужчина вздохнул, дернув плечами. Братья моментально замолчали, с ожиданием глядя на него.
- Ладно. Вы и мертвеца уболтаете, - чуть поморщился, когда по усовершенствованному имплантами слуху ударил дружный детский крик восторга.
- Ыба!!
- Конь!!
- Шшш! В жизни всегда надо находить компромисс, - менторским тоном заметил Кайс, пряча улыбку в уголках глаз. Достал из кармана небольшой квадратик синтетической бумаги. Хобби частенько приносило ему лишние хлопоты. Пока найдешь подходящий материал – измучаешься. Он видел в музее Тегерана желтоватые листки настоящей бумаги, надежно укрытые прозрачным пластиком, и гадал, что же ощутили бы пальцы, если бы могли коснуться этого сокровища.  Мысли текли спокойно под мерное журчание фонтанчика, а руки жили своей жизнью, складывая, проводя линии, разворачивая и избигая листок. При этом Кайс не забывал, что он работает. Охраняет покой Шадии и ее детей, что сейчас заворожено следили за его пальцами. Он слушал: ветка прогнулась под тяжелой сойкой, в дальнем углу сада садовник звякал инвентарем, Шадия дышала и подрезала небольшими ножницами побеги, журчал фонтан… Звуки разделялись на естественные и неестественные, а потом – на опасные и неопасные. Все это происходило машинально, также как пальцы складывали бумагу. Все было спокойно.
- Вот, почти готово. Осталось только подуть вот сюда,- мужчина поднес фигурку к губам.
- А можно я?- Шадия говорила тихо, немного смущаясь своего интереса, сжимая тонкие пальцы на ручке садовых ножниц.
-  Конечно, - Кайс передал фигурку молодой женщине, чуть заметно скользнув пальцами по теплой ладони. На секунду прикрыл глаза, втягивая знакомый запах. Легкий, почти невесомый, цветочный. Для Кайса – гораздо более яркий, чем запах всех цветущих здесь роз. Он внимательно смотрел, как губы Шади коснулись уголка фигурки. Дыхание заставило бумагу распрямиться, и к восторгу Рада и Рашида, появился объемный морской конек, чьи очертания можно было угадать и ранее.