Хасан аль-Кабир [Посол Великого Халифата]

http://2510.4bb.ru/img/avatars/000a/f5/e4/139-1293131123.jpg

- Хасан аль-Кабир ибн Наджиб ибн Мухаммед аль-Хакам

- 4 апреля 2470 года. Возраст 40 лет.
- Великий Халифат, Дамаск.
- Новая Римская Империя, Новый Рим, Италийская  префектура, II ном
- Подданный Великого Халифата
- Титула нет, военное звание - капитан.
- Посол Великого Халифата в Новой Римской Империи.
- Отец: Наджиб абу Хасан-аль-Кабир ибн Мухаммед ибн Инсар ар-Рази, 63 года, жив. Мать: Бахира бин Мурад, 60 лет, жива. Младший брат - Инсар ибн Наджиб ибн Мухаммед аль-Джаббар, 32 года, жив.
- Не женат, детей нет.

- Счет в банке, особняк в Дамаске, личный рейтер и личный хоппер, оформленная через подставное лицо небольшая квартира в IV номе. Рабов нет, десятка два слуг, из которых самым преданным и близким является пожилой сириец Расул

- Высокий, около 190 см. Широкие плечи, сильные руки, жилистый. Густые темно-каштановые волосы коротко острижены, на висках легким налетом блестит седина. Глаза ярко-зеленые. От природы смуглая кожа легко покрывается загаром, приобретая оттенок темного меда. Короткая борода, больше похожая на недельной давности щетину. Поперек груди - длинный шрам, оставленный на память о военной службе.
Модификации тела: замедлен процесс старения, усилены скорость реакции и физическая сила.

- Разбирается в музыке и поэзии, играет в шахматы, прекрасно танцует. Водит личный транспорт, отлично фехтует, еще лучше стреляет. По-римски говорит свободно, без акцента.

- Характер спокойный, уравновешенный, его сложно вывести из себя, но если довести, то мало не покажется. Упрямый до упертости, но прислушивается к логичным доводам. Мало кого подпускает близко к себе, не любит раскрывать душу. Уверен в себе. Курит очень редко и только дорогие сигары, выпить любит, предпочитает дорогие хорошие напитки, но делает это тоже не часто. Очень любит экстрим, фактически так называемый "адреналиновый наркоман".

- Бисексуален. Предпочитает активную роль. Отклонений нет. Партнеров предпочитает значительно моложе себя (лет на 10-15), ниже ростом и более хрупкого телосложения.

- Хасан - старший сын эмира Сирии. До 17 лет воспитывался дома, вместе с братом. У его были лучшие учителя и наставники. В 17 лет был отправлен в военную академию, где показал себя талантливым и прилежным студентом. Поблажек и скидок на титул в академии никто не делал, да и сам Хасан лишний раз права не качал. Когда ему было двадцать с небольшим, его отец стал Халифом. Однако вместо того, чтобы расслабиться и почить на отцовских лаврах, молодой человек стал относиться к себе еще строже и учиться еще серьезнее, желая добиться одобрения и уважения отца, которого считал великим человеком. После академии, в 22 года пошел в армию в чине лейтенанта. Штабным работником быть отказался, хотя и мог бы, и предпочел службу в военно-морском флоте (морская пехота). Служил Хасан в заливе Ганга, где принимал участие в двух десятках боевых операций. Благодаря личным качествам и титулу отца сделал неплохую карьеру и ушел из армии в 30 лет в чине капитана. Имеет два  ранения - контузию и осколочное (взорвавшейся неподалеку бомбой ему повредило бедро, правый бок и грудину, после этого ранения и остался шрам на груди)
После окончания военной службы заочно закончил Академию иностранных дел и стал военным атташе в Индии; как раз в это время его отец оставил должность халифа. Два года прослужил атташе, после чего  стал советником при посольстве Великого Халифата в Индии и занимался уже не только военными вопросами, но и внешней политикой. В дальнейшем собирался остаться в Индии и занять должность посла Великого Халифата, однако как раз к этому времени посол в Новой Римской Империи подал в отставку, и Хасан оказался наиболее подходящей кандидатурой на роль исполняющего обязанности посла.

- Посольство Великого Халифата в Новом Риме, двор Халифа в Великом Халифате, поддерживает ровные отношения с большинством знакомых. Сердечные привязанности - родители и младший брат. Нынешний халиф покровительствует Хасану, ценя его дипломатические умения.

Рим совершенно не был похож на Дамаск. Хасан аль-Кабир за свою жизнь видел не один город, он побывал и в Индии, и во многих городах Великого Халифата. Но таких, как Рим, больше не было нигде. Он начинал понимать, почему римляне так любят свою столицу. За окнами представительского рейтера проплывали высокие дома, больше похожие не то на блестящие фантастические иглы, не то на оскаленные зубы, парки  с цветущими садами, потом высотные дома сменились роскошными особняками Первого нома, показалось здание Сената, воздвигся впереди величественный императорский дворец. Рим действительно поражал.
Отец еще тогда, перед отправкой в Индию, учил сына: "Найди в своем сердце место для нового дома, но никогда не забывай о родине". Дипломат навсегда запомнил эти слова, и сейчас понимал, что огромный город, похожий на экзотический цветок, разворачивающий лепестки перед глазами, очень быстро займет место в его сердце. Всю дорогу Хасан задумчиво смотрел в окно, разглядывая место, где ему предстояло прожить немало времени и размышляя об Императоре Рима. Об Александре ходило много слухов, да и достоверной информации хватало, но аль-Кабир любил иногда поупражняться, складывая и тасуя известные факты, пытаясь просчитать, каким на самом деле окажется собеседник.
Рейтер плавно затормозил у входа, дверца открылась и кондиционированный запах салона сменился запахом нагретого солнцем камня, благоуханием цветов и теплым ветром. Новый исполняющий обязанности посла Великого Халифата вздохнул, на секунду смежил ресницы, впитывая ощущения нового города, и последовал за почетным сопровождением. Посмотреть на город он еще успеет в более подходящее время.
Аль-Кабир умел правильно расставлять приоритеты и дважды, а то и трижды думать, прежде чем многозначительно промолчать, поэтому к разговору готовился долго и тщательно. На широкие коридоры, цветущие сады и убранства дворца он уже внимания не обращал, полностью сосредоточившись на предстоящей беседе с Императором. Исполняющий обязанности посла должен быть представлен ко двору и чем скорее это случится, тем лучше.
По дороге Хасан в последний раз мысленно разбирал предстоящую беседу с его величеством. Основной темой, конечно же, было размещение союзных войск на границе с Ханьской империей и обсуждение последних совместных военных учений. Волнения не было, только уверенное спокойствие и собранность. Нервничать перед важными встречами отвык давным-давно.
Камердинер, встретивший его у кабинета, где и должна была состояться встреча, поклонился и исчез за дверью, чтобы через минуту появиться снова и объявить:
- Его Императорское Величество готов принять вас, господин аль-Хакам...