Новый Рим

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Новый Рим » Здесь и сейчас » 11.01.2511. 21:00. Императорский дворец. Покои Горильи


11.01.2511. 21:00. Императорский дворец. Покои Горильи

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

- Ваше сиятельство, госпожа маркиза. Ваше сиятельство, госпожа графиня… - услышала она за спиной почтительный голос. – Меня прислал господин Горильи.
Резко обернувшись, Юлия увидела перед собой юную ханьскую девушку еще не справившую совершеннолетия. Как и предупреждал Горильи –  дочерей ныне почившего маршала встретили.
Графиня только кивнула на обращение: веди. Говорить с азиаткой просто не хотелось.
Спать вчера девушка улеглась раньше обычного – вероятно сказалась общая моральная усталость. Единственное, на что хватило её сил, так это оповестить императорского шута, о том, что завтра к нему придут гости. Встреча откладывалась два раза: в первый раз её перенесла сестра, во второй раз – смерть. Договариваться в третий раз Юлия суеверно побоялась. Поэтому Горильи поставила уже перед фактом. Мысль,  что у молодого человека могли быть свои собственные дела, даже не пришла к ней в голову.
Время убегало как песок сквозь пальцы, и графиня прямо слышала его тихий шорох. Девушка, весь поминальный обед, пыталась просчитать варианты дальнейших действий – ничего умнее, как отравить «веселую вдову» не придумывалось.
И не стоило даже надеяться на то, что все сразу забудут её поведение на похоронах.
Господи! Отец умер! Юлия до сих пор не могла принять эту мысль, пусть с его смерти прошло более шести дней. Кто же мог подумать, как быстро распадется за две недели их семья? Теренций находился в могиле, Антония же принципиально не разговаривала с графиней. Мачеха могла торжествовать победу. Лишь память о матери не давала девушке смириться с текущим положением вещей.
Поднялась Юлия очень поздно – в три часа пополудни, когда порядочные падчерицы должны бы заключить пакт о сотрудничестве и вдвоем решать, как им противостоять мачехе. Однако глупая обида укоренилась в сердце, надежно пустив там корни, и даже разум не мог заставить подойти и помирится с Нией. Собираясь, графиня на линкер передала сестре, что встреча с шутом состоится в девять – дав той, самой решать, присоединиться либо продолжать сидеть в комнатах и следующую неделю. И всю дорогу лишь молча просидела, отвернувшись от маркизы, наблюдая как мимо проносятся огни ночного города. Живущим там людям не было никого дела до осиротевших сестер.
Тем временем рабыня, очевидно, была отлично проинструктирована на счет столь важных гостей. Юлия не узнавала путь, которым они шли покои шута. Она и не была там никогда. Ханька остановилась перед одной из бесчисленных дверей, которые встретились им по пути, постучалась и посторонилась, пропуская девушек. 
- Вас ждут, Ваши сиятельства.
Машинально расправив складки траурного платья –  нет, графиня совершенно не собиралась соблазнять императорского шута, просто некоторые привычки не проходят даже в такие моменты, Юлия не посмотрев на сестру, прошла первой.
- Господин Горильи, доброго Вам вечера.

+2

2

Ния задумчиво жевала губами, сидя за туалетным столиком. В руках она вертела линкер, изящным браслетом перетекавшим из ладони в ладонь. Как интересно порой складываются события! Ведь маркиза сама собиралась отправиться к Горильи, без сестры, дабы, помимо попытки найти союзника или хотя бы советника в делах с мачехой, убедиться, что приближенный Императора не принял тогда на балу всерьез  ее фразы на фоне последовавших событий с этой треклятой статьей. Но теперь ей просто необходимо было присутствовать на этой необычной встрече совершенно в иной роли - не дать Юлии навлечь  подозрения на себя. Антония глубоко вздохнула. Всей душой она злилась на сестру, но мысль, что с ней случится беда, претила сестринскому чувству, а потому нужно было собраться и подготовиться. Уже не раз женщина ловила себя застывшей на одном месте с роем мыслей в голове на тему, как избавиться от мачехи. И почему-то у нее не было уверенности, что сестры справятся вдвоем, тем более после этих жутких ссор, совершенно их разъединивших.        Проведя долгие часы в раздумьях Антония, как это бывает, когда нужно срочно что-либо предпринять, поняла, что совершенно ни на что не способна. Путанные мысли разбегались, как только ей удавалось уцепиться за одну, и в итоге, раздраженно мотнув головой, маркиза оделась и направилась к выходу. Пусть все идет своим чередом. Наверняка события сами ей подскажут, что нужно делать.
Дорога во дворец напомнила ей вечер рождественского бала, когда точно так же она летела в рейтере с отцом и Маргаритой, и в воздухе висела точно такая же тяжелая тишина. Вот только причиной были сами сестры, что еще больше угнетало. Эта тишина не развеялась и когда они шли по замысловатым коридорам к комнатам Горильи, провожаемые почтительно молчавшей ханьской девушкой. Ние уже начало казаться, что она готова будет броситься на шею тому, кто нарушит это молчание, когда, наконец, они пришли и маркиза с облегчением увидела в проеме двери яркую комнату и смешного карлика. Зайдя внутрь, Ния лишь доброжелательно кивнула в знак приветствия Горильи и расположилась на диване. В ушах странно звенело.
- Никогда не была в покоях у шута - вежливо начала она, завязывая разговор - признаться, я не ожидала увидеть хорошо обставленные апартаменты. Мне казалось, что ваш дом будет похож на что-то театральное и бутафорское. Маркиза обвела взглядом обстановку, отмечая, что Александр явно балует своего любимца -  но вы как всегда сумели удивить - с улыбкой добавила Ния.

+1

3

- Добрый вечер. Добро пожаловать, - шут, как всегда, был подчеркнуто вежлив, а в этот вечер еще и особенно благодушен. Он с кротким смирением воспринял желание Юлии д'Альбре явиться к нему с визитом «сию же минуту» и, несмотря на усталость, не высказал и намека на протест. Горильи не терпелось узнать, что намереваются делать две сестрички, оставшись на попечении ненавистной мачехи.
Явившись в свое холостяцкое жилище после, насыщенного поездками, дня, Ди Импера только и успел принять контрастный душ и съесть кусочек поджаренной форели. Графиня и маркиза, проведенные умницей Кику по тайному пути, застали горбуна… помогающим рослому рабу Бон-бону и старенькому слуге Чизетто вешать картину, приобретенную на выставке в Romanus heritage. Последний деловито руководил процессом. Полотно являло собой пейзаж морского берега в пасмурный день.
- Приму за комплимент, - Горильи хотел было съязвить в ответ старшей  из сестер, но в последний момент решил, что на этот раз лучше попридержать остроты, чтобы не спугнуть сироток ненароком. – Правда, меня огорчает, что Вы были нелестного мнения о моем эстетическом вкусе.
Обстановка небольшой гостиной не была скромной, но вычурной ее и впрямь сложно было назвать. Мягкие драпировки, сдержанные оттенки бежевого, золотого и белого. Функциональность комнаты разбавляли различные антикварные мелочи.
- Примите мое соболезнование, - нельзя было сказать, искренен ли шут или только играет скорбь. – Тяжелая утрата…
Одним жестом Горильи указал Кику на то, что она может быть свободная, и затем карлик предложил Юлии и Антонии чай. Тем временем Чизетто принес голубоватую коробочку, содержащую заново собранный жемчужный браслет, который тут же был возвращен законной хозяйке.
- Итак. Чем я могу Вам помочь? - спросил шут, бросив короткий взгляд сначала на Антонию, а потом на Юлию.

Отредактировано Горильи (2013-10-12 22:42:33)

+1

4

Представившаяся перед графиней сцена была достойна куда больше быть запечатленной неизвестным художником. Очень забавно выглядело как калека небольшого роста и высокий гигант воюют с картиной. Не смотря на свои мрачные мысли, Юлия против воли, не скрыла улыбки. Это была первая улыбка девушки за последнюю неделю.
- Скорее, я рада, что Вы не стали искусственно убирать комнату и изображать простого шута, ди Импера. Вызывает откровение…насколько это возможно.
Разговор на балу, не то чтобы не забылся, скорее ушел на второй план. До графини доходили слухи о том, что Марсель видели то в театре, то на выставке с дочерью фон Вольфа, но сама Юлия пока с кузиной не встречалась. На поверхностный взгляд из-за соображений приличий, а на самом деле из-за простого человеческого горя. Не каждый день умирает твой отец.
- Единственная просьба – избавьте от пустых сожалений. Тяжёлая – это для армии, для дочерей – невыносимая. Впрочем, Вам это не грозит…Простите… - Как человеку не знавшему своих родителей понять осиротевших? - Спасибо за починку браслета. И не надо чая.
Приняв украшение из рук слуги, сдержано поблагодарила того. Пожилой мужчина  неосознанно вызывал уважение.
Пока девушка шла в гости, она снова вновь промотала события полузабытого летнего дня. И ссору сестер перед Рождественским балом.  «Думаешь, нам позволят?» Вот и проверим, сестренка. Иначе – только в монастырь. Тем более Юлии совсем не верилось в естественную смерть отца – он же имел в распоряжении самых лучших медиков в стране на правах дяди Императора.
Необязательно отправляться в самый низ, чтобы выяснить об интересующих тебя людях. Иногда для этого достаточно посетить покои императорского шута. Вот только с кого начать?
В задумчивости посмотрев на Нию, не торопясь произнесла:
- Что Вы можете сказать об Артуре Новаке?

0

5

- Не верю, что такого человека, как Вы, может огорчать что-либо, а тем более  поведение всего лишь женщины - по губам Антонии пробежала тень сарказма. Молодая женщина все еще не могла приучить себя думать в присутствии шута серьезно и постоянно мысленно одергивала себя. Как и в этот раз.
Но Горильи невольно помог ей вернуться к серьезным мыслям такой пошлой и нелепой в его исполнении фразой об отце, которая словно витала в воздухе и в глазах всех, кто встречался сестрам и каждый считал своим долгом еще и озвучить ее. Ния поморщилась и сухо бросила :-"Благодарю", давая понять, что Юлия говорит и от ее лица тоже. Вообще, оказавшись на пороге важного разговора , Антония вдруг почувствовала, что, как и дома, она совершенно не знала, что говорить, четко представляя лишь свой долг не дать сестре заговориться не в ту сторону. Осознав это, Ния досадливо поджала губку, попросила слугу подать кофе и позволила себе закинуть ногу на ногу, мягко обхватив ладонями колени, приготавливаясь внимательно слушать. Протоколы и церемонии смотрелись бы глупо в такой обстановке и ситуации.
Поймав взгляд Юлии, Ния попыталась разгадать, какие мысли роились в этой сумасбродной головке, и ей показалось, что она угадала. Услышав имя Новака маркиза удовлетворенно прикрыла глаза и тут же воскресила в памяти встречу с королевским врачом, когда она безуспешно пыталась выведать у него хоть что-нибудь про мачеху. Ей практически не удалось этого сделать, однако, всего лишь одна его неосторожная фраза, возможно, стоила всего разговора. Он невольно подтвердил, что Маргарита действительно обращалась к нему, хотя и имела собственного семейного врача. И пусть, как потом выяснила маркиза, Юлия стала свидетельницей куда более веских доказательств причины общения медика и Марго в пятом номе, однако же их не представлялось возможным предать огласке, не скомпрометировав Юлию. Решившись и почувствовав, как стали холодеть пальцы, Антония ровным голосом добавила:
- Разумеется, мы все наслышаны о его профессиональных способностях и очень рады, что здоровье Императора и его близких находится в столь надежных руках. Но у нас возникли опасения, что у господина медика имелась и другая сторона жизни. Не думаю, что такие вопросы остаются без внимания, когда дело идет о настолько значимых людях при дворе - маркиза серьезно посмотрела на Горильи, внутренне содрогаясь от такой не свойственной откровенности перед посторонними.

Отредактировано Антония д'Альбре (2013-10-22 22:08:43)

0

6

- Как пожелаете, - Горильи сдержанно кивнул Юлии в ответ на ее резкое замечание о Маршале. Сестры, как видно, полагали, что никому, кроме них, нет дела до смерти Теренция, никто не скорбит и, многодневный траур ничто иное как фарс. Подобное заблуждение было легко объяснимо, но все же печально. Действительно, людское отношение к главному вояке разнилось от неприкрытой ненависти до истовых восхищения и обожания. Сам шут до сих пор испытывал к покойному дядюшке противоречивые чувства. Однако хуже всего было то, что сестры д'Альбре, судя по всему, считали, что теперь они одни против целого мира, а люди, оказавшиеся в подобном положении, способны на все. Возможно, так оно и было. Но именно поэтому, по мнению Ди Импера, им придется научиться доверять людям и находить союзников, иначе их ждет еще более печальная участь.
Приготовившись слушать, Горильи удобно устроился в любимом кресле, обитом пестрыми лоскутами бархата. Принесли кофе для Антонии и стакан холодного молока для него. Сделав глоток, другой, шут невозмутимо вытер губы салфеткой. Еще одна причуда императорского любимца.
Прокурорская манера Юлии вести беседу позабавила Горильи. Он сложил вместе ладони и переплел между собой пальцы. Лицо карлика выражало недоумение.
- Чем господин Новак Вас так заинтересовал? – взгляд шута блуждал от одной гостьи к другой. – Тем более, как я понимаю, его личная жизнь. Уж не насолил ли он Вам чем-нибудь?
Горильи, сохраняя чуть удивленный вид, дал понять сестрам, что без должных объяснений отвечать на их вопросы не будет.

+1

7

Возможно когда-нибудь графиня поймет, что тон шута не нес в себе лжи, что сам Горильи за четверть века успел привыкнуть к её отцу. Но это будет не скоро.
А сейчас к ди Импера привело её отчаяние.
Снова кинув взгляд на сестру, невольно пожалела ту. Антония носилась со своей честью семьи, как курица с яйцом, а вот саму Юлию это волновало только потому что общественные нормы Нового Рима не одобрили многих поступков девушки. Например, тот, о котором придется рассказать Горильи.
- Видимо придется начать всё с начала… У меня был … я знала одного мужчину по имени Ганс. В августе у нас была встреча с ним и так получилось, что она была в четвертом номе, - начала Юлия, так и не решив каким образом придется рассказать о летней истории. И которая получила такое интересное продолжение. – Там, в одном из кафе, к нам присоединились господин Новак и … моя мачеха Маргарита. Через некоторое время всё трое вышли из помещения, только вот через пару минут в кафе вернулся один доктор. Я, слегка рассердившись, вышла наружу, где заметила любопытную картину, как Ганс и мачеха стоят слишком близко, чем допускают правила нашего общества.  - девушка снова отринула совет Нии, пока не вмешиваться в истории.  – Тогда мне пришло в голову лишь одно подозрение…сами догадаетесь какое. Однако, потом один … человек донес мне что Ганс торговал наркотиками.
Девушка коротко вздохнула и закончила:
- Мы подозреваем, что наша мачеха принимала наркотики. И замешан в этом никто иной, как господин Новак.
Имя человека сказавшего падчерице Маргариты такую информацию, так и не было произнесено. Ханьцам нет веры.

+1

8

Услышав про Ганса, шут чуть не поперхнулся молоком. Это ему было известно. Точнее прозвище. Сколько таких могло быть в пятом номе? Пять, десять? Но главарь у «Птиц» был всего один. Как бы там ни было, Юлия явно была знакома с преступником. Не лишним было подозревать эту молодую особу и в большем. Про себя Горильи подумал, что младшая дочь Теренция, если бы так распорядилась судьба, могла бы быть истиной дочерью и Маргариты  д'Альбре. Сходство было налицо: обе хищницы, обе в тайне нарушают правила, обеих притягивают запретные плоды. Впрочем, в этом не было ничего экстраординарного. Многих представителей высшего света в то или иное время тянуло к удовольствиям и опасностям пятого нома. Горильи сам был из этого числа.
- Презабавный анекдот, Ваше Сиятельство, - съехидничал шут. – У меня только один вопрос: почему Вы так уверены, что господин Новак тоже замешан в передаче наркотиков Вашей мачехе, если таковое вообще имело место быть? До того, как выйти, Вы не слышали, о чем все трое разговаривали. 
Горильи посмотрел на Антонию. Судя по всему, утонченная, домашняя старшая дочь Маршала Империи в маленькой августовской трагикомедии не участвовала и всецело полагалась на младшую сестру.
- У господина Новака безупречная репутация, - многозначительно изрек горбун. – Он ведет уединенный образ жизни, почти все время занимается работой. Не был замечен ни в одном сколько-нибудь сомнительном деле.
Горильи прекрасно понимал, чего пытаются добиться сестры. За идею с наркотиками они, видимо, ухватились, как за единственную соломинку. Между тем, никаких доказательств не было. Будь Ди Импера на их месте, он бы избрал иные пути для устранения ненавистной мачехи, однако шут не спешил делиться советами, не без основания полагая, что они недешево стоят.

+1

9

Антония внимательно следила за собеседниками. Ей было досадно, что сама мало чем могла поддержать разговор. Про Ганса маркиза слышала исключительно от сестры, так как сфера интересов и развлечений старшей дочери Маршала лежала исключительно в подобающих для императорской семьи кругах. О том, что могло в этих самых кругах происходить за закрытыми дверями, лучше умалчивать, но по факту это все же не пятый ном. Ния тихонько вздохнула и на минуту сникла под наплывом собственных мыслей. В чем, собственно, ее сила? Красоты было мало, дабы играть мужскими сердцами в своих интересах, как успешно могла действовать Юлия, огромное состояние было ей не доступно из-за условий наследства, а свободных средств на руках после смерти отца и вовсе оставалось немного. Значит два основных способа действия большинства женщин для нее оказались под запретом. Горильи оказался единственной спасительной соломинкой, которая если и не удержит на плаву, то, возможно, укажет сторону, в которую плыть.
Реакция шута на имя Ганса от глаз маркизы не укрылась. Значит, он явно что-то знал. "Интересно, откуда?" - промелькнула ехидная мысль. Хотя ей этого знать наверное не стоило.
- Горильи, Вам что-то известно о Гансе, это видно. Расскажите - мягко вступила в разговор Ния, спокойно глядя в глаза карлика. Ей хотелось ему верить и, что совершенно не свойственно, выговориться. Антония представила, как в слезах бросается к ногам этого маленького мужчины и всхлипывает, уткнувшись в колени, жалуясь на свою тяжелую судьбу и переполненное тоской сердце... Женщина повела плечами, отгоняя видение. Смерть отца окончательно подточила ее самообладание.

Отредактировано Антония д'Альбре (2013-11-24 14:38:57)

0

10

Был ли Артур Новак замешан в истории с наркотиками? Возможно. Мог ли Артур Новак вмешаться в августовскую историю по доброй воле? Определенно нет. Репутация этого человека была настолько прозрачна и ясна, что даже глупая собачонка мачехи понимала: лейб-медик преданный законопослушный гражданин Империи. Да и глупо было бы надеяться, что даже если мачеха и была (или является) наркоманкой (пусть Юлия в этом уверена), сестры смогут поймать ту за руку. Красивую между прочим ручку, такая не может принадлежать наркоманке со стажем. Впрочем, что Юлия знает о белой чуме? Что она вообще знает о жизни за стенами дворца и садами первого нома? Она, так внезапно обнаружившая, что мир не заканчивается за пределами верхних округов  и что, без опеки батюшки, её знания не стоят ничего. И младшая дочь дяди Императора ничем не может выделиться из среды придворных. Даже кузина она – одна из трех. Сидящий перед нею человек, не смотря на то, что не мог похвастаться таким же блестящим происхождением, как графиня, был гораздо более опытен, чем девушка и уж точно, не лез в сомнительные знакомства, а если и лез, то не попадался. Прямо как Её Светлость герцогиня д' Альбре, вдова Первого Маршала.
- Да, мне тоже это иногда кажется анекдотом, - спокойно улыбнулась в ответ Юлия. – Младшая дочь Маршала и жена Маршала одновременно ходят по одним и тем же местам. Воистину, Рим – большая деревня.
Реакция Горильи на обычное римское имя не прошло мимо внимания Юлии.
- Ну что Вы, господин ди Имперо. Вполне возможно, Артур Новак в этом совершенно не виноват. Вполне возможно, его просто обманули. Насколько мне известно – сомнительными делами занимался совсем другой человек, тоже оказавшийся тогда при встрече. К сожалению, как мне передали, узнать я от этого человека не смогу – говорят его нет в Риме. И, кажется, Вы его знаете?  - полу утвердительно спросила графиня вслед за сестрой. – Мне пообещать Вам, взамен информации, выйти замуж в черном платье, перекрашенными в рыжий цвет волосами и сельскохозяйственной косой, с мерцающим голубым лезвием, наперевес?
Шутить с Горильи почему-то было легко и ненапряжно. Возможно потому что, шут смеялся над всеми, не смотря на регалии, возраст и происхождение. Будь перед ним слуга или сам Маршал – никто не избегал его острого языка. Не говоря уже о том, что шутка была возможностью узнать о плате за помощь. В альтруизм, в Империи, верили лишь маленькие дети.

Отредактировано Юлия д'Альбре (2013-12-04 23:04:07)

+2

11

- О ком? – переспросил шут, переводя взгляд со старшей сестры на младшую, а потом обратно. – О Гансе? Хм, для начала надо бы убедиться, что мы с Вами думаем об одном и том же человеке. Я знаю, например, Ганса Христиана Андерсена. Замечательный был писатель, впечатлительный, чудаковатый. Знаете ли Вы, что он умер от травм, полученных от простого падения с кровати, нет? – Горильи пожал плечами. – Но, безусловно, Вы, Ваше Сиятельство, - горбун посмотрел на Юлию немигающим взглядом, - не могли встретить покойника. Не ходят покойники-то, как писал еще один классик.
Говоря, шут сохранял абсолютно серьезный и невозмутимый вид. С тем же успехом он мог бы вести лекцию о вспышках на солнце, о магнитных бурях или о традициях древних римлян.
- Есть еще бармен по имени Ганс. Его можно найти в одном старом баре в четвертом номе, - Горильи с улыбкой закатил глаза, изображая удовольствие. – Какие он делает коктейли! И как! «Пина Колада», «Маргарита», «Хиросима», «Космополитен»… Тоже своего рода, классика, знаете ли.
Ди Импера не позволил своим гостьям и слова вставить, а, закончив речь, лишь развел руками, дескать, говорить он может бесконечно, но нужно бы уточнить, о какой личности.
- Что касается того занимательного образа, который Вы словесно нарисовали… - шут взглянул на Юлию и задумчиво провел рукой по лбу. – Ну, я, конечно, не психолог… Однако могу сказать, что Вы явно боитесь создавать собственную семью. Как мрачно! – взгляд Горильи вновь стал бегать от одной сестры к другой. – Если уж об этом зашла речь, то я хотел бы, чтобы Вы обе просто вышли замуж. Желательно, конечно, за разных мужчин.  Каковы будут свадебные наряды – неважно, - горбун взмахнул руками. – Причуды невест – закон. Лишь бы Вы были счастливы, - подытожил он вполне искренне.

0

12

Антония косо посмотрела на карлика. Шутки тот сыпал словно горох, вот только настроение старшей дочери ныне покойного Маршала к ним не располагало. Юлия в ответ однако шутила, и Ния даже почувствовала легкий укол зависти ее самообладанию. Хотя так оно всегда и было между ними: одна - сама серьезность, другая - сама легкомысленность.
Маркиза скептически слушала паясничество Горильи, медленно потягивая кофе и размышляя, дождется ли от него хоть капли смысла.
- Не думаю, что мы навестили самого императорского шута, дабы выслушать такие прописные и банальные истины - не выдержала маркиза, подавив в своем голосе раздражение, - А если бы Вы и правда желали нам счастья, то давно бы поняли, что бегство от мачехи к эфемерному мужу не будет сказкой со счастливым концом. Выглядеть же это будет действительно как бегство. Как Вам, дорогой Горильи, такой сюжет для дворцовых шуток? Не таких историй Вы случаем от нас ждете? - молодая женщина смягчила ядовитость тона почти извиняющейся улыбкой. Она понимала, что ведет себя резко и несправедливо, но не сдержалась. Нет, не ссориться она сюда пришла, но и настроение было неподходящим. Разбираться с Гансами Антония предоставила сестре.

0

13

Слегка откинувшись на спинку дивана, молодая женщина с интересом слушала разговоры Горильи о Гансах.
- Не люблю Андерсена, - усмехнулась графиня, едва шут замолк. - Интересно, за что он получил звание "сказочника"? То русалочка голоса ради ног лишается, а когда принц её отверг, должна юношу убить, то хитрая девушка чует горошину через несколько перин и становится королевой, то оловянный солдатик с возлюбленной расплавится в камине, а то и девочка из-за жесткого отца погибает в подворотне - начитаешься всякого и сами ценности семьи, любви и верности становятся под сомнение. Такие сказки только детям на ночь и рассказывать. Чтобы заснуть не могли.
Второй Ганс был ею проигнорирован. Графини и шуты ходят разными дорогами, даже если они, бывают, сходятся. И далеко не факт, что Юлию увидят в баре четвертого нома.
- Семью? - подняла удивленно бровь Юлия. - А разве кого-то волнует вопрос о создании мной ячейки общества? Кроме, моей здравствующей мачехи, конечно. Насколько мне известно, когда женщина выходит замуж, то она берет фамилию мужа, следовательно род моего отца закончился еще на моем рождении. В результате нашего замужества от династии д'Альбре останутся мачеха и Их Величества. А у четы, наверняка, в скором времени родится наследник (а может наследница - впрочем...вряд ли...пусть это было бы весьма забавно) - так что проблема продолжения рода решится сама собой. Но ведь наследник еще не появился? Ведь так, господин ди Имперо? - с легкой улыбкой утвердительно произнесла кузина императора. - В результате вышеперечисленного и последних событий не вижу смысла нам спешить выскакивать замуж. Да и моя сестра, только что, высказавшаяся о бракосочетании, права. 
Юлия замолчался, переводя дыхание. В конце концов, люди смертны и что печальнее, внезапно смертны, как поговаривал персонаж одного старинного романа. Александр с Жозефиной вполне могут случайно погибнуть в катастрофе, например. Правда, тогда престол переходил к Первому Маршалу, а в случае его смерти?.. Представить во главе Империи мачеху, девушке не могло придти даже в ужасных снах. А если трон не переходил к Маргарите, значит он переходил к сестре...А вот это уже становится интересно...Или все же стоит поддержать Марсель? Впрочем, сейчас надо думать не об этом, а как бы вылезти из этой затеи со статьей... Зайти к Александру и повиниться? Так это раньше повинную голову меч не брал, а теперь если что-то доказали - верный путь к ссылке.
- Что касается известного нам с Вами Ганса, то это точно не сказочник и не бармен. Догадываюсь, имя может быть прозвищем, однако настоящие инициалы мне не известны. Или Ваш бармен торгует наркотиками, а Вы поправ долг гражданина, про него молчите?

+1

14

Реакция сестер д'Альбре  была предсказуемой. Задетые за живое, они зашипели как две домашние кошечки, которых неосторожно погладили против их гладкой, ухоженной шерсти. Тем не менее, Императорский шут не испытал ни угрызений совести за свое поведение (да и с чего бы?), ни сколько-нибудь заметной обиды за резкий, что примечательнее всего, чуть хамоватый тон аристократок. От их ироничного упрямства веяло толикой отчаяния – можно было только посочувствовать обеим. Тема замужества и женитьбы для многих представителей высшего света была крайне болезненной. Не нужно ходить далеко за примером: сам Император долгое время не соглашался пойти на общественно угодный шаг. Возможно, и у Антонии с Юлией были те, с кем, в силу социальной разницы, они не могли связать свои судьбы. Однако Горильи несколько удивляло непонимание того, что в их случае удачное замужество может стать хорошим козырем против ненавистной мачехи: здесь вам и независимость от Маргариты, и уважаемые статусы замужних женщин, и новые связи, и деньги, которыми, что бы там ни говорили, можно открыть многие двери. По крайней мере, можно было бы обзавестись богатыми или влиятельными ухажерами. В этом смысле Марсель ди Палиано оказалась проворнее своих родственниц.
- Увы, всем известно, что я дурак, - виновато развел руками Ди Импера. – Впрочем, и умные люди иной раз ошибаются.
Продолжать щекотливый разговор о браке шут не стал, потому как не в его правилах было давать бесплатные советы, тем более, когда им явно никто не собирался следовать.
- Прошу простить меня великодушно. Я не хотел Вас обидеть. – Горильи чуть склонил голову перед Антонией, а потом и перед Юлией. На последней он задержал внимательный взгляд, однако, вопреки любезной улыбке, в нем больше не было благодушного веселья. Любимый шут Императора смотрел на младшую дочь Теренция пристально и холодно.
- В какой же неловкой ситуации я оказался: ко мне в гости пришла благородная госпожа, которая имела знакомство с большим преступником, давно разыскиваемым полицией, и выходит, что она все это время молчала… - выражение лица горбуна сначала стало испуганным, а потом непроницаемо спокойным. – Однако я и впрямь могу попрать свой долг гражданина и благородно промолчать ради прекрасной дамы. – Горильи посмотрел на Антонию. – И ее очаровательной сестры.
Пустой стакан был отставлен на маленький стеклянный столик. Шут аккуратно промокнул губы салфеткой и, прожевав хрустящий крекер, добавил, не меняя лица:
- Ганс убит, если верить сводкам. Действительно, крупный был преступник. Главарь банды, - Горильи тонко улыбнулся. – Впрочем, я полагаю, это Вам известно и так.

+1

15

Ния уже давно поняла, что Юлия лучше справляется с этой шутовской беседой, а потому, поборов минутное раздражение, заставила себя расслабиться и удовольствоваться политикой невмешательства. Извинения Горильи были приняты кивком головы и почти дружелюбной улыбкой. Мысли старшей сестры обратились в другую сторону, подгоняемые напоминанием о перспективах замужества, которые все больше убеждали предпринять что-либо, сулящее решение проблем не через брак.
Перед глазами проплывали яркие видения мерцающей вывески "Императорский шелк", собственное производство духов под названием "Антония", витиевато и тонко выгравированным золотыми буквами на прозрачных флаконах... Все это было смешно и наивно, но так захватывающе! Подумать только, в то время как томные дамы будут лениво прохлаждаться в залах дворца, она будет сидеть в просторном строгом кабинете и принимать управляющих, сообщающих о постоянном росте прибыли и нарастающей популярности. И больше никаких унижений! Она сама сможет обеспечить себя и, пожалуй, Юлию, и спокойно избавиться от Маргариты без оглядки на ее действия. Больше она ничем досадить им не сможет...
"Наивная тщеславная дурочка" - усмехалась про себя Антония, задумчиво потягивая кофе и понимая, что все это несбыточные мечты для особы императорской фамилии. Никто ей не даст разрешения и денег для открытия своего дела, никто не позволит пойти вразрез с нормами и правилами жизни при дворе.
Маркиза резко очнулась, заслышав последние слова Горильи, и метнула взгляд на сестру. Ния почувствовала, как на щеках медленно разлился гневный румянец. Молодая женщина со звоном поставила чашку на столик и судорожно сглотнула. Очередной сюрприз... Неужели Юлия знала, с кем связалась?
- Разумеется, известно. Убийцы, преступники, аферисты и наркоторговцы, это же такая повседневность для императорской семьи, - пропела маркиза с застывшей улыбкой и едва сдерживаясь, - даже не знаю, чем мы теперь лучше Маргариты, Юлия.
Ния прикрыла на мгновение глаза, собираясь с мыслями, и повернулась к карлику:
- Горильи, именно сейчас я жалею о том, что Вы не шутите. И чем же именно занималась эта банда? Наверное, это тоже Вам известно, я права?

Отредактировано Антония д'Альбре (2014-02-06 23:22:30)

+1

16

Как не противилась Юлия замужеству, кое в чем ди Импера был прав.  Вес аристократки в обществе ничего не стоит, если она не замужем. Будь Юлия не д'Альбре, а какой-нибудь захудалой дворяночкой из Исландской префектуры, ее уже давно выдали бы замуж. Империи нужны солдаты и солдаты отменные, а рядовыми должен кто-то управлять.  Возможно,  она продолжила  эту тему, здраво рассудив, что как раз Горильи нет в этом никакого личного умысла – ему все равно.  Но тут он произнес слова, смысл которых не сразу дошел до молодой женщины.
- Молчала? – недоуменно приподняла изящную бровь дочь Маршала.  Неужели Горильи на самом деле думает, что Юлия могла по собственной воле спутаться с преступником?!  Нет. До такой степени пасть не могла даже Юлия, которая в прошлом году с вольноопущеником-ханьцем в одном рейтере ехала.  В конце концов, тогда была безнадежная ситуация! Да как он смеет подозревать её в таком?! Если любимый шут Его Величества хотел вывести графиню из себя, то у него это получилось.
- То есть Вы хотите сказать, - очень спокойным и вежливым тоном начала кузина Императора, чувствуя как закипает, - …что я имела знакомство со злоумышленником по собственной воле?! Зная об этом?!  Вы это смеете говорить в лицо особе императорской крови, отец которой командовал армией? Да в жизни такого не будет, чтобы тот, в ком течет кровь д'Альбре, по собственной воле вел знакомство с … деклассированными элементами!
Шуту было впору радоваться, что Юлия отказалась от чая, ибо девушка опасалась, что не выдержала  и нанесла бы на стены комнаты очень симпатичный рисунок в стиле абстрактного экспрессионизма. Яростно блестевшие глаза взглянули на сестру - и она поверила!
- Мы моложе! – ехидно бросила сидящей рядом женщине.

Отредактировано Юлия д'Альбре (2014-02-14 00:31:48)

0


Вы здесь » Новый Рим » Здесь и сейчас » 11.01.2511. 21:00. Императорский дворец. Покои Горильи