Новый Рим

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Новый Рим » Здесь и сейчас » 15.01.2511. 12:00. II ном, госпиталь им. матери Терезы


15.01.2511. 12:00. II ном, госпиталь им. матери Терезы

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Лио смотрел в свой линкер, а рядом остывал больничный обед. И Канти не притронулся к еде вовсе не потому, что она ему не нравилась. В двадцать шестом веке в госпиталях для служащих на благо Новой Римской Империи кормили отменно. Главный цензор не ел по той причине, что был полностью поглощен чтением сегодняшнего выпуска «Голоса Империи», несколько минут назад пришедшего на линкер. Среди вполне будничных текстов, Аурелио уже не первый раз перечитывал статью, которая вызвала в его сознании вопросы «Как?», «Снова?», «Какая же сволочь?» и короткий, но очень насыщенный поток нецензурной брани… А еще Канти вспомнил первое рабочее утро этого нового года…

***
Начало года… Рождественские и новогодние праздники с их непременной суетой уже позади… Уже никто взбудораженно не думает о различных квартальных и годовых отчетах… В офисах и, в частности, в редакции все лениво чаевничают, не особенно торопясь снова взваливать на себя рутинную деловую беготню. Казалось бы, в этой дурманящей послепраздничной атмосфере не может быть ничего раздражающего, кроме неловких и редких звонков… Но Лио никогда не любил первые январские числа… Может быть, потому что в это время назначали скучные собрания по планированию на год, а планировать и затем выстраивать свою жизнь в соответствии с планом Канти никогда не любил… А может быть, ему претили все эти обязательные чуть ли не до степени дворцового этикета вопросы и рассказы о том, кто, где, с кем и как встретил Новый год… А может быть, ему было скучно читать интервью со всеми этими просыпающимися и осознающими свою важность раз в год аналитиками и экспертами, которые непременно делали прогнозы на предстоящие 12 месяцев, значительно рассуждая о всех этих тенденциях, трендах, флуктуациях и последствиях принятых в прошлом году решений… Как бы то ни было, Аурелио каждый год в первый рабочий день приходил в свой кабинет и садился в прекрасное эргономичное кресло с легким отвращением. На этот раз все осложнилось еще и воспоминаниями о разборках в Управлении по «той самой статье», как теперь не без доли сарказма все называли текст, взорвавший общественное мнение нелицеприятным рассказом о Рождественском бале.
В дверь кабинета постучались, и вскоре в руках Канти оказался информационный кристалл, переданный курьером. Когда, Аурелио вставил кристалл в паз перед консолью на своем столе, экран без задержки начал показывать серию фото, завершившихся небольшим видео. Все это демонстрировало заснятую тренировку цензора с тем странным ханьцем… с Ли Бо. Снято все было в зале Testa o Croce. Что сразу же заставило Лио, пусть и про себя, проклясть и обматерить Джона Гейта… А после этой демонстрации компромата на барона, так вот запросто общающегося и берущего уроки у вольноотпущенника-гладиатора, а главное – ханьца… После видеоряда на экране появился небольшой печатный текст: «Надеемся, Ваша милость понимает, что эти материалы не должны быть с такой же легкостью перенаправлены иным заинтересованным людям. Тем более с яркими и будящими воображение комментариями. А потому просим Вас, господин Канти, отнестись благосклонно и не ветировать допуск к публикации никаких статей о Ее Величестве. Никаких. Даже если они покажутся Вам лишними».
Лио тут же подумалось, что последнее предложение следует читать иначе: «Особенно если…»

***
И вот сегодня он снова вспомнил это предложение… Потому что он сегодня прочитал ту статью, по поводу которой его шантажировали. Сегодняшний выпуск «Голоса» содержал статью, уже в самом названии имеющую, пусть и не всем видную, ехидную ухмылочку. Текст под заголовком «Прошлое Императрицы» повествовал, казалось бы, об известном и так уже всем – о работе Жозефины танцовщицей в клубе. Не особенно стараясь, автор даже грубо прикрывался желанием более подробно осветить биографию Ее Величества, чтобы сделать Императрицу более понятной народу как личность. Правда, делалась эта попытка прикрытия настолько грубо, что даже оскорбляла еще больше. Тем более, что акценты, расставленные в тексте при минимальном додумывании, представляли Жозефину в крайне похабном свете. Чего стоило только подчеркивание талантов Ее Величества, которые (безусловно, именно таланты, и именно хореографические) вселяли в солдат, являвшихся частыми и основными посетителями клуба, безмерные восхищение, обожание и любовь…
Год начинался еще более скверно, чем заканчивался предыдущий… Это премилое «Прошлое Императрицы» явно было продолжением рождественской статьи. Вновь был кинут камень в огород Жозефины, да и Александра, про которого на основании нового текста можно было, при должном желании, весьма нелестно подумать, что Цезарь пошел на столь экстравагантную женитьбу так, как был очарован талантами (и отнюдь не хореографическими) танцовщицы, поднаторевшей в общении со столь благородными воинами Империи… Лио видел в сегодняшней статье еще и удар по себе самому. Во-первых, барон ведь лично пообещал Императору внимательнее следить за публикациями, и вот смотрите, Ваше Величество… Во-вторых, если бы кто-то узнал об имевшем место шантаже, то столь своевременный уход с поста в больницу мог бы запросто трактоваться как то, что Лио шантажу поддался… Конечно, тот информационный кристалл был уничтожен, а о его появлении Канти рассказал только Горильи, который, естественно, приободрил и пообещал в случае чего поддержку, естественно, при соблюдении главным цензором требований качественного контроля текстов и недопущения им урона августейшей репутации… Но все же, все же… Опять же, копию кристалла могли выслать и кому-нибудь еще…
Да и в больнице, а не на рабочем месте, Канти оказался как нельзя вовремя… Буквально два дня назад Лио приехал в гости к матери на загородную виллу. Они вместе решили погулять по окрестностям… И забрели на небольшой холм с довольно крутым косогором. Аурелио умудрился запнуться о корни ивы, да так, что вывихнул себе правую стопу. И так сильно, что даже до дома его дотащили рабы – сам он ходить уже не мог. С этой травмой, он и оказался в госпитале. Как раз после шантажа и перед публикацией «Прошлого Императрицы»… Текст был пропущен замещающим главного цензора молодцем из Управления. Причем, Лио уведомил того, что при возникновении любых вопросов он будет рад оказать консультацию. Очевидно, вопросов к этой новой статье у заместителя не возникло. Что снова поднимало подозрения в отношении Хавьера де Алигьо – главы Управления, который явно не мог оставить без внимания вопрос о назначении цензора в центральный имперский орган СМИ. Учитывая видео и фото того шантажа, можно было предполагать, что к делу имеет отношение и Джон Гейт… Впрочем, Лио пока не видел прямых выгод от этих статей ни для первого, ни для второго…
Как бы то ни было, тот факт, что Лио оказался в больнице во время сегодняшней публикации при желании мог быть расценен как то, что главный цензор умышленно освободил дорогу для того, кто пропустил статью. А это было уже даже опасно… Аурелио набрал на линкере номер Горильи и стал напряженно ждать, когда тот ответит. Что было абсолютно ясно – им двоим необходимо обсудить произошедшее.

+2

2

- Уже в пути, - коротко поинтересовавшись тем, где Аурелио находится, Горильи, ничему не удивившись, по-армейски быстро собрался и сел в рейтер. Дорога была каждая минута.
Рабыня Кику могла поклясться, что уже очень давно не видела своего господина в гневе. Обычно Императорский шут и впрямь был похож на кота – любопытного, самодовольного, благодушно ироничного и лишь иногда угрожающе выпускающего когти. Но после прочтения свежей статьи «Голоса Империи» Горильи дал волю чувствам, крепко выругавшись в присутствии рабов и старого слуги.
По сравнению с новым кляузничеством на молодую Императрицу предыдущая статья была просто детской шалостью, не слишком приятной, но в целом безобидной. Ди Импера, ожидая новой каверзы от верноподданных Его Величества, был неприятно удивлен спокойной наглостью автора статьи. В этот раз он не собирался подозревать  главного цензора  в сопричастности, прекрасно зная, что подобная выходка ему попросту невыгодна. Нетрудно было догадаться, что Лио подставили, воспользовавшись внезапными обстоятельствами. Однако доказать его полную непричастность будет, напротив, не так-то легко.
В госпитале им. матери Терезы Горильи оказался всего через несколько минут и ворвался в больничную палату вихрем, даром, что искривленные кости мешали свободно передвигаться.
- Черт, побери, Лио! – вместо приветствия произнес шут и, проворно взобравшись на стул неподалеку от Канти, постарался поскорее отдышаться. – Чем твое начальство, мать их, думает?
Осмотревшись, Горильи тяжело вздохнул и бросил взгляд на забинтованную ногу друга.
- Перелом? Как тебя угораздило? – смягчившись, горбун добавил. – Поправляйся поскорее.

+1

3

Столь скорое и как всегда фееричное появление Горильи ничуть не смутило Лио. Напротив, он был этому даже рад, хотя и не продемонстрировал этого ничем, кроме дружеской улыбки. Хорошо было уже то, что не пришлось долго в одиночестве пережевывать эту ситуацию –занятие столь же выматывающее нервы, сколько и непродуктивное.
- Привет, - просто сказал барон, показывая уже этим, что сегодня не собирается тщательно следовать этикету, которого он обычно придерживался в любых ситуациях. Впрочем, с императорским шутом они были давние приятели, и этикет между ними был свой.
- Вывих с растяжением, - Аурелио кивнул на правую стопу. – Это я так удачно съездил к маменьке. Теперь буду внимательнее смотреть под ноги, чтобы больше так не… - Канти сделал совсем небольшую паузу, подбирая не матерное слово. – Запинаться. Спасибо, - автоматически сказал он в ответ на пожелание выздоровления. – Начальство мое думает тем же, чем и все остальные. Вопрос в том, о чем оно думает. И чего хочет достичь…
Лио на руках подтянул себя к голове кровати, поставил подушку повыше и лег на нее полусидя. Так было удобнее разговаривать, чем из параллельного полу положения.
- К тому же тут замешано явно не только мое начальство, - последние два слова цензор произнес с нескрываемой усмешкой. - Конечно, без ведома де Алигьо не мог быть назначен на мое место именно тот исполняющий обязанности, который и пропустил «Прошлое Императрицы». Уверен, что Хавьер самолично отбирал кандидатов. Но ты же помнишь ту неприятную историю с шантажом? – Аурелио намекал на присланный ему в начале января кристалл с предостережением не ветировать тексты об Императрице. Сегодняшняя статья явно та, ради которой был собран компромат на меня. А те фото и видео вряд ли были сделаны без хотя бы косвенного участия Джона Гейта. Следовательно, за всем этим стоит не маленькая шайка развеселившихся проказников из среды скучающих аристократов. Гейт – коммерсант. Видимо, в один клубок перемешались представители разных сословий. А это уже заставляет задуматься, каков же у них может быть общий интерес… - Лио серьезными глазами посмотрел на Горильи. – Если есть такой интерес, то это уже не игрушки… - барон еле заметно поморщился и перевел взгляд на зашторенное окно. – У меня даже есть нездоровый соблазн обратиться к фон Вольфу… Тем более, что Цезарь сам рекомендовал мне его содействие в случае надобности… И есть у меня ощущение, что критическая точка пройдена… - Канти невесело ухмыльнувшись снова глянул на ди Импера. – Конечно, история с компроматом и моим последующим удалением в больницу, может быть истолкована в совсем невыгодном для меня свете… Может это я просто освободил дорогу и.о.? Но, с другой стороны, Цербер имеет и полномочия, и возможности допросить и Гейта, и Алигьо… Может быть, ему удастся что-нибудь выведать?.. Мне-то в этой ситуации при любом раскладе ничего хорошего ожидать не стоит.

+1

4

- Господин де Алигьо уже дважды замарал руки, - проговорил шут тоном, не предвещавшим ничего хорошего. – Ему как минимум грозит увольнение.
Выслушав приятеля с большим вниманием,  Горильи постепенно успокоился, но был по-прежнему мрачнее тучи. Он еще не видел ни Александра, ни Жозефину, однако представлял, какой эффект статья оказала на них. Можно было не опасаться, что Император сразу же пойдет на крайние меры, и все же карлик поспешил разобраться в случившемся первым. На этот раз наказания могут быть очень суровыми, и Горильи совсем не хотелось, чтобы Канти пострадал.
- Грешно такое говорить, но для тебя это падение оказалось удачей. – Шут невесело усмехнулся. – Похоже, де Алигьо все равно бы нашел способ протащить статью. Как я и говорил, у него явно есть влиятельный покровитель. Тебе бы пришлось еще хуже. Сейчас, по крайней мере, у тебя есть алиби, и нет никаких доказательств твоей причастности  к выходу статьи.
Утешение было весьма слабым, но Горильи предпочитал не изменять привычке мыслить оптимистично в любой ситуации. Жозефина – вот кого сложнее всего будет успокоить.
- На твоем месте я бы как можно скорее обратился бы к фон Вольфу. Приятного мало, но лучше опередить де Алигьо, иначе он может заявить, что связывался с тобой, что присылал статьи и тому подобное. – Горбун вздохнул. – Придется выбирать из двух зол. Возможно, если ты отдашь Церберу кристалл с компроматом на тебя, ему удастся вычислить автора записи.
Горильи ненадолго замолчал, обдумывая сказанное.
- У Джона Гейта есть дочь, - произнес он задумчиво. – Ее тоже не стоит сбрасывать со счета.

+1

5

- Ну что касается нашего Хавьера, я еще после рождественской статьи думал, что ему прилетит. Но, как знаешь, он все так же и все там же…
Лио меланхолично сделал жест рукой в неопределенном направлении. Глава Управления вполне имел возможность предстать внешнему наблюдателю как ни о чем не подозревавший и находящийся над всей этой заварухой со статьями начальник. Никаких прямых доказательств его злостных намерений не было. По крайней мере у Канти. А если говорить о косвенных… Их всегда в достатке. И не только на Алигьо, но и на того же Аурелио.
- Мое травмированное алиби при должном ракурсе вполне может быть истолковано как причастность. Как я уже говорил: почему бы мне не попасть сюда лишь для того, чтобы освободить дорогу и.о., который и пропустил статью. Кто сказал, что я не в сговоре с ним? Это и доказать-то… даже не знаю как. А вот доказать мою причастность много проще: достаточно, чтобы этот молодчик указал на меня. А кто его знает, что он будет говорить, если его поймают?..
Канти на несколько секунд прикрыл глаза и провел пальцами по подбородку. Снова подняв веки, он с легкой иронией посмотрел в глаза приятеля.
- Видимо, придется нарушить больничный режим и как-то добраться до достославного Эриха… Не думаю, что его милость пожелает приехать сюда. Да и такие разговоры лучше помещать в иные стены… - Лио криво ухмыльнулся, окинув взглядом палату. – А вот кристалл я уже никому не покажу. Сломанный, он уже покоится где-то на свалке…
Не думал же Горильи, что Аурелио будет любовно хранить такие вещи у себя под подушкой?
- А что ты так вспомнил о дочери Гейта? Чем-то примечательная особа? Кажется, я с ней не знаком…

+1

6

- Рождественскую статью еще можно было принять за глупую детскую выходку, не смешную шутку, о которой вскоре забыли бы, - веско возразил Горильи и покачал головой. – Сейчас же все очень серьезно. Речь идет об оскорблении Цезаря.
К сожалению, из его же слов выходило, что и Аурелио попадет под карающую длань. В сложившейся ситуации были виноваты все. Александр, исполнивший свою заветную мечту, способен был растереть в порошок всякого, кто нанесет обиду Жозефине словом или делом.
Горильи был в растерянности, что также случалось с ним не часто. С доводами, приводимыми Канти, сложно было не согласиться, и в голове шута промелькнула грешная мысль о том, что для приятеля было бы лучше, если бы он получил травму посерьезнее. Услышав, что произошло с кристаллом, карлик не сдержался.
- Черт возьми, Лио!… - воскликнул шут, сжимая пальцы в кулак. – Это проклятое видео могло бы стать спасительной соломинкой. Провести надлежащую экспертизу не так сложно… Теперь же у тебя есть только мое слово, подтверждающее факт шантажа. Не так много, если учесть, что Цербер не самого высокого обо мне мнения. – Горильи поднялся на ноги, прошел к окну. – Мягко говоря.
Прошлое встало перед глазами шута серой дождливой стеной. Визг моторов, мертвец, допросы… Это было не так давно, и воспоминания были еще свежи.
Винить Аурелио за то, что он пожелал устранить угрозу своей репутации, было бессмысленно. Вот только  горбун сомневался, что честь главного цензора останется незапятнанной. Не только честь, но и карьера. Как ни крути, выходило скверно.
Шут тяжело вздохнул и запоздало ответил на вопрос друга:
- Мне тоже не выпало счастья быть знакомым с ней лично, - голос Горильи горчил едкой иронией, - однако видеть ее мне доводилось. Однажды – в компании того самого ханьца. Миранда Гейт – пиранья от теневого шоу-бизнеса, она организует развлечения для наших великосветских ленивцев. Горячая штучка. Говорят, моральные нормы, совесть и чувство меры ей даже не завозили. Бог обделил при раздаче.

0


Вы здесь » Новый Рим » Здесь и сейчас » 15.01.2511. 12:00. II ном, госпиталь им. матери Терезы