Новый Рим

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Новый Рим » Здесь и сейчас » 15.01.2511. 09:15, I ном, Императорский дворец, покои Императрицы


15.01.2511. 09:15, I ном, Императорский дворец, покои Императрицы

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

После завтрака, как только принесли прессу, Жозефина начала плакать. Подбородок у нее задрожал, стоило прочесть только половину статьи в "Голосе империи", в которой опять перетирали прошлое Императрицы. На этот раз подтекст был весьма глумливый и даже пошлый. Хотя ранее Фифи неоднократно говорила сама себе, что готова к такому повороту событий, сейчас, столкнувшись с этим, она отчего-то не выдержала. Слезы полились сами собой, и вдруг стало так горько, что даже горло сдавило невидимой рукой. Жозефина отправила горничную восвояси, потом и статс-даму, не взирая на ее возражения, и велела никого к себе не впускать.
В душе в нее всколыхнулась такое лютое отчаяние, что завыть хотелось. Фифи сама себе удивлялась в этот момент: давно ее не разрывали на части эмоции. Мысль о том, что она ведет себя неподобающе отрезвила женщину, но слезы унять не получилось. Как хотелось бы Жозефине, чтобы ее оставили в покое. В минуту слабости она жалела о том, что согласилась выйти замуж на Александра, и тут же  следом корила себя за подобные мысли. Насколько спокойнее - и насколько несчастнее была бы сейчас ее жизнь, прогони она того, кого любила до самозабвения горячо.
В душе Жозефина роптала и на мужа, который как будто не смог найти равную себе - и тут же понимала как глупо рассуждает. Укоряла себя в том, что не выбрала профессию хотя бы более "пристойную", но расти Императрица даже в монастыре, ее все равно обвиняли бы в распутстве.  В статье подразумевалось, что она чуть ли не растлила государя. Перечитав, Фифи захохотала сквозь слезы.
Поиск сигарет был безуспешен. Даже Александр реже курил теперь в ее присутствии, надеясь на скорую беременность. Как она хотела бы подарить ему сына! Они оба хотели детей. Хотя после свадьбы прошло совсем немного времени, Жозефина видела, что мужу не терпится. Но что за отношение будет к маленькому принцу? Наследник плебейских кровей, черная кость.
Александр своим приходом застал ее неприбранной. Жозефина тщетно пыталась скрыть следы слез, сидя перед зеркалом, но при виде мужа глаза ее снова предательски заблестели.

+3

2

Александр прочитал статью от первой буквы до последней. Внимательно. Не пропуская ни оной детали. С кривой усмешкой. Участь главного редактора была известна. Главного цензора тоже. К тому моменту, когда Император вошел в покои Жозефины, был отдан приказ изъять статью из СМИ, а любого, кто возьмется копировать и распространять ее, брать под арест.
Мера была вынужденной, но действенной. Александр пожалел, что был мягок с некоторыми из подданных. Хавьера Алигьо, как и журналиста, написавшего поклеп, ждали лагеря, господина Канти - ссылка. Нападка казалась крайне дерзкой, но выглядела так, будто ее совершили от большого отчаяния. Правда, видя, как почти плачет Жозефина, Александр понимал, что провокация сработала. Они дотянулись до нее.
- Никто из них этого не стоит, - он положил ладонь жене на плечо и наклонился, чтобы поцеловать ярко-рыжие волосы. - Слышишь? Никто. Посмотри на меня, Фифи. За эти пару часов я очень соскучился.
Император знал, что на каждый роток платок не накинешь, но он обещал супруге защищать ее и от подобных выходок в том числе. Впрочем, выходки были ожидаемыми и естественными. Коробила манера исполнения. В конце-концов интриганам следовало бы действовать изящнее. Упрекая Его Величество в страсти к простолюдинам и преступной тяге к разбавлению голубой крови, они сами в достатке демонстрировали вырожденческие черты.

+2

3

- Господи, как это подло, - женщина устало спрятала лицо в ладонях. - Когда это простые пересуды за спиной - это одно. Но эту статью прочла сегодня почти вся империя. Как мне смотреть людям в глаза?
Если Жозефина когда-либо и сожалела о своем прошлом, так это сейчас.
Поддержка Александра была неоценима, но даже он не мог успокоить жену вот так просто.  Она знала, что виновным придется худо, и в этой ситуации, обиженная и разозленная в противоположность своему обычному добродушию, Жозефина не возражала ничуть, чтобы виновники получили свое. Как видно, обида пробудила в ней мстительность, и Фифи, чувствуя это, не знала что делать с этим чувством: надежно похоронить в себе или выплеснуть наружу.
Рядом с кремами притулилась коробка антидепрессантов, женщина посмотрела на нее тоскливо.  Быть на вершине мира и чувствовать себя отверженной - что за вздорное состояние.
- Что ты собираешься делать? - спросила Жозефина супруга, тихонько шмыгая носом. Может быть, благородные леди и не шмыгали носом, но когда никто не видит, глупо притворяться, что ты не ревешь как старшеклассница.
Ей казалось невероятным, что кто-то может настолько не дорожить собственной карьерой и жизнью, чтоб подставляться вот так откровенно и нагло.

+1

4

Александр пожал плечами. Возможно, то, что он сказал следом, прозвучало жестоко, но Жозефина должна была понять, и этот случай, пожалуй, был самым удачным примером.
- Так же, как смотрели в их глаза множество женщин до тебя. Моя мать, герцогиня д'Альбре и другие аристократки, чье белье по сто раз перебирают на публике, - говоря это, Александр придержал жену за подбородок, вынуждая посмотреть в глаза. - Вот так, повыше. И улыбнись. Ты. Имеешь. Право. На все. Потому что ты моя законная супруга и Императрица Нового Рима. Запомни это. Хорошенько запомни, прежде чем позволять им тебя шантажировать.
После он приобнял ее за плечи и, наклонясь, поцеловал в висок.
- Глупо и мелочно. В высшей степени недальновидно. Канти я пожалею. Наверное, сошлю куда-нибудь, подходящих мест на задворках империи в достатке. Алигьо и его писака отправятся в лагеря, хотя, наверное, стоило бы показать Риму, как они дергают ногами.
Был и еще один вариант - тихое устранение всех троих, как случилось в свое время с господином ла Круа, великим и всемогущим Первым Министром.
Александр вздохнул. Рано или поздно Жозефине придется научиться быть выше этих отвратительных дрязг или изящно и проворно играть в них, как играют в гольф или покер.

+1

5

- Почему только Канти? - спросила Фифи, снова берясь за пуховку. Она была благодарна Александру за визит, который оказался таким своевременным. Его присутствие всегда дарило покой, Жозефина чувствовала себя защищенной.  -  Кто-то говорил мне о нем, что он взяточник и вообще не отличается высокой моралью. Может врут, не знаю...
Жозефина понимала, что здесь каждый наговаривает на каждого, но, пожалуй, впервые в жизни не испытывала особого сочувствия к провинившимся. Вполне могло быть и так, что этих людей оговорили, уж слишком нахальный был шаг, и слишком очевидными последствия.
- Я обещаю, что буду вести себя достойно, - по сути, Жозефине только это и оставалось. Она подумала, что хотела бы сейчас обратиться к своим подданным, но не была уверена в том, что ей позволят сделать этот шаг. Императрица, конечно, фигура важная, но зачастую совершенно безголосая. Во всяком случае случае ее голос не настолько громок, чтобы обращаться к гражданам. Фифи предстояло еще спросить об этом, но никак не решалась. Может быть, это действительно плохая мысль.
- Просто все это было так внезапно и в лоб, что я растерялась, - произнесла Императрица, будто оправдывалась. - Теперь я вижу, что эта статья была достаточно отчаянным шагом.

0

6

- Ты прекрасно понимаешь, что и о ком можно сказать при желании, - ответил Александр. - Канти не такой уж пропащий человек. К тому же, он был лоялен. Ума не приложу, почему он пропустил эту... писульку.
Александр прекрасно понимал обиду и негодование супруги, но здесь, все-таки, следовало поумерить эмоции. Императору прежде всего было интересно, что именно заставило Канти отступиться от недавно сказанных им слов. От обещания, данного лично. На патологического лжеца или сумасшедшего главный цензор не походил, да и Горильи отзывался о нем весьма положительно.
"Когда мой отец скоропостижно скончался, я тоже растерялся, Фифи" - подумал Александр, но вслух не произнес этих слов, не желая еще больше расстраивать Жозефину.
Рассказывать все дворцовые перипетии, тем более сейчас, было ни к чему.
- Они просто не привыкли, что может быть по-другому. Не привыкли к тебе. Ты виделась с герцогиней? Боюсь, по количеству сплетен тебе не обогнать вдову моего дядюшки. И что же? Мне думается, это ее только веселит.
Заплаканная, неприбранная, Фифи сама не понимала, как привлекательна сейчас в этой трогательной хрупкости. Нужно было собираться к завтраку, но у Александра в два счета изменились планы. Отойдя от супруги, он закрыл дверь на замок, а потом, вернувшись, стал целовать любимую женщину. Что бы ни писали завистники, их чувства оставались по-прежнему сильны, и доля правды в статье все-таки присутствовала. Рыжая танцовщица привязала к себе Его Величество крепко-накрепко одним единственным талантом - способностью любить пылко и безраздельно.

0

7

О том, что думает Маргарита о ней, Жозефина так и не смогла рассказать, потому что муж перехватил инициативу очень резво. Расстроенная, она начала было сопротивляться, но как-то неубедительно и вяло. Александр слишком хорошо знал ее, чтобы ошибаться в том, как следует утешать любимую женщину, или верить в серьезность отказов.
Конечно же, они пропустили время завтрака. Вместо того, чтобы чинно восседать за столом, августейшая чета провалялась в постели, занятые друг другом. Жозефина была благодарна за нежность Александра, за то, как он говорил ней, обнимая. Казалось бы, это не так уж и много, о этого хватало ей, чтобы обрести спокойствие, и даже какую-то блаженную бездумность в какие-то моменты. Можно было быть слабой, забыться, но знать, что Александр поддержит ее и защитит.
Фифи вспомнила слова Маргариты, и решила, что та была права, призывая быть собой и только собой. Муж любит ее такой, какая она есть, и не желает ничего иного. Было бы глупо что-то менять.
- Я не хочу вставать, - сообщила Жозефина, расслабленно рассматривая картину на стене. Она уютно устроилась под боком Александра, положив голову на его плечо, и раздумывала о том, что было бы неплохо провести так большую часть дня. В последнее время Фифи периодически чувствовала то ли лень, то ли чрезмерную томность, но списывала все на стресс. - Мы не могли бы притвориться, что ты снова сбежал из дворца в мою квартирку?

0


Вы здесь » Новый Рим » Здесь и сейчас » 15.01.2511. 09:15, I ном, Императорский дворец, покои Императрицы